Все чудеса - Разрешены!!!

Счастье каждого вдоха

Previous Entry Share Next Entry
Рассказик. На посмеяцца)
agape_maat
Как я в деревне отдыхала



День нулевой (или нулёвый)


Скрежетнул замок триста лет не проверяемой почты, и мне в руки доверчиво вывалились куча макулатуры, в основном рекламы, среди которой все-таки затерялось обшарпанное писемцо. Уж что-что, а радость расковыривать письма у меня никто не отберет, а тут еще и цирки такие – с. Ковнопляники, р-н Глушь Далекая, МАМОЧКИ, ТАК И НАПИСАНО! Прямо плохенькой синей ручкой да корявым почерком по когда-то бывшему белым, а теперь замаранному длинной и трагической жизненной историей конвертику…
Домой заползла на автомате, зачарованная диковинным зрелищем, поколдовала над «Ковнопляниками» то собираясь вычеркнуть букву «в», то изменить «К» на «Г»… Так и не решив, что лучше, расковыряла конвертец и принялась читать кошмарный почерк…
Токо один боженька да и мой домовой знает, скоко слез пролито над письмом – последний раз я так ревела при просмотре индийских фильмов в первом классе. А там такаааая мыльная опера, бог ты мой! Вот так и живи двадцатник с лишним лет, дабы узнать, что у тебя в селе Коноплянники, тьху ты, КоВнопляники родная кровная бабуля, что все боится свет этот покинуть, дожидается твоего визита…
А уж как я носом хлюпала над душещипательными перипетиями знакомства моих мамы с папой да их трогательного расставания… Эх, бывает же такое… И еще оказывается, у меня сводная сестричка есть, ПРЕДСТАВЛЯЕТЕ??! СЕСТРА!!! Вах ты мамочки, чё ж так поздно-то, а?
В общем, решила я времечко-то не терять и отправится в родные края.
Здрасте, Ковнопляники родимые!



День первый. Дорога.


Вах, ребятки, Глушь Далекая это вам не просто так, это как корабль назовешь, так он и… В общем, сначала встать в 4 утра, это уже раз, трястись в душной электричке до обеда, это два, там 6 часов провинциально-неспешным автобусом, три, и 10 км пешака через лес в сумерках – прелесть №4. Хорошо хоть с автобуса меня встретил колоритно-вечно-пьяный соседский дедок обладающий местной достопримечательностью – велосипедом, который поскрипывая несмазанной цепью и петляя погнутыми колесами честно тащил мои сумки. И то хлеб, и то пасиба…
Но природа, маму ее рас так… Это вам не в затылке чесать – прямо триста лет истории возьми и выбрось. Интересно, у них хоть электричество есть? О газе и теплой воде я уж так и быть, заикаться не стану.
А деревенька милая – домики белые, крыши соломенные, вся так приютилась на полянке меж лесов вокруг речушки, краса прямо. И тишинаааа… Хоть кричи – токо птички поют да кузнечики пиликают ночами и ни души, ни машини… Во куда отдыхать приезжать надо, а то придумали курорты всякие, кошмар один! А тут… истоки, шоб их.
И бабуль у меня тут аж две! Где ж вы были все мое несчастное детство? Пока я прозябала в санаториях и пионерских лагерях… эх… доля моя нелегкая. Зато нашлись тепереча – баба Мотя (хто б сомневался) эт родная моя, и Одарка – сестра ее, то бишь мне двоюродная выходит. Древние-древние бабушки такие, гербарий будто, как они сохранились вообще черт их знает… наверное, таковое было возможно лишь в условиях их здешней деревенской консервации…
Вот елы-палы, живут же люди – вне суеты мирской, вне цивилизаций, чернобылей и мобильников, будто в реальности другой совсем… Краса J Может и себе как-то так, на старость лет… Вот токо куда я уже, дитё городское, без гама-излучения и выхлопных газов? То-то и оно…
Не успела я явиться на порог, как тут уже пир горой, песни до утра и коты с собаками наперегонки под ногами… Как ни пыталась им объяснить, что мяса-то я не ем… так же как и сала… и рыбы… Все безуспешно, только пронзительно-сожалеющий взгляд и хоровой вопль на высшей ноте:
-Ооой, боооженькиииииии. Як же ты жывэш, дытыно? А ну йиж давай, а то ты больна чи шо?
В общем, к трем часам ночи после четвертой бутыли самогона они решились пойти за врачом «а то ця внучэнька – то страх божый – худэннэ шо йе-ё и не йисть ничого». Еле отговорила, удалось удачно скосить на фотки моих пам с мамой, выпросить пикчер сестренки, которая, как оказалось, вот только-только уехала, что было крайне прискорбно. Поузнавала прочие слезливые подробности мыльной драмы развернувшейся вокруг моего рождения, успела поймать за хвост философско раскрашенную мысль типа «и че нам, особям вида человеческого, так хочется драм и кошмаров, нет бы себе – сошлись, тихонько ребенка зачали, родили а там и разбежались по углам, как то делают все уважающие себя зверушки… нее… нам надо, шоб за душу щипало, и шоб изнутри рвало… зачем, интересно? Видать же толк какой есть тайный?.. эх»
А потом я уснула, просто нагло вырубилась, сломленная бесконечным душным днем дороги и невероятным количеством старательно впихнутых в меня яств за ужином-пиром…
Так день первый медленно положил начало в…



День второй. Знакомства.


Разбудили меня когда еще солнышко токо выклюнулось из-за горизонта и золотавыми отсветами старательно разрисовывало облачка. А проснулась я от слов:
-Иды пайиж шо, доченька, а патым дальше паспыш.
Первым делом хотелось залепить оплеуху… или отточенным с правой отправить бабулю через окно в сад погулять… или позагорать, зависит от того, куда приземлится… А все же бабушка – прорезался глас сонной Совести. Я отвернулась, накрылась подушкой, но терроризм продолжился:
-Ты мене пачула, га?
Тут я не вынесла:
-Пачула-пачула, дайте поспать, шоб вас! – грубо, конечно, но действует безотказно, и я получила свои пару часов законно отвоеванного отдыха, который, как оказалось, зорко караулили – только я шелохнулась да глаза продерла, как на меня снова налетели со страшной силой тараторить на ихнемском диалекте все мыслимое меню.
А потом оказалось, они решили, что я все это сьем да и за один присест… Сначала… нет, это не тарелка, это был казан… супа. «Без мяса» - честно заверила бабуля, и я тут же первой ложкой выловила смашнейший ломоть сала… Это ведь на Украине не еда, и даже не заправка, и не закуска – это предмет первейшей необходимости! Глубоко вздохнула, позвала дворовую собаку, та осталась довольна. На второе снова казан (ох) макарон и такая же мисища салата, впрочем, последний еще можно было пожевать… А потом десяток вареных и столько же сырых яиц, литровая кружка свеженького молока, а к ней бидон блинчиков с сыром и пирогов (по полсковородки каждый, ей богу!) с вишнями и яблоками…
Я испуганно сглотнула. У бабули был вид такой будто если я щас не прикончу это все одним махом меня никуда не пустят… никогда больше… Так вот какой он ад бывает, подумалось мне и тут за окном показалась дворовая кошка, да большая и черная, ни видала я в жизни таких…
Кошка осталась довольна. И я в общем тоже J
Оправившись от жутких формальностей, сопутствующих моему приезду, пошла на расследование территории. Да вы шо, ребята, эт вам не просто так! Красатищща! Глухие леса с воющими в них комарами размером с собаку и снующими туда-сюда зайцами-мутантами, дикие поля с травой по пояс и неожиданно приютившимися болотцами, хитрая маленькая речушка, вытекающая из прекраснейшего озера… мечта! Дева-хан, шоб его!
Я даже умудрилась за целый день два раза заблудиться в лесу, дважды же похоронить себя там, думая думу о том, кто же для вселенной важнее – я с моим грешненьким человеческим существованием или вся та орда комаров, жуков, пауков, хряков, мявков и прочих и прочих, кто унаследует часть меня для продолжения себя? Но каждый раз отдавая этот вопрос на разрешение самому господу Богу да матушке Судьбе я тут же находила выход из заколдованного леса и кидалась целовать родимую землю, речушку, прогнившие заборы и обветшалые хатки – какие они все были родные, любимые, желанные в те секунды, не передать!
Среди прочего надыбала я и лисью норку с мяукающими лисятами, новенький радостно журчащий родничок и прекрасную полянку (прям хоть щас садись и медитируй на съедение комарам). В общем, не отдых – краса!



День третий. Знакомства продолжаются.


Нееее, ребятки, я стоко жрать не могу! Шестиразовое питание с описанным меню, это извольте! Да вот никуда ж тут не денешься, они еще и обижаются, мамоньки мои! Это ж шо за жисть такая когда завтрак медленно переползает в ланч, тот в обед, последний в полдник, а там глядишь и… Мечта обжоры, одним словом, а я так ни магу!
Да еще по семь раз на дню приходят любопытные на меня поглазеть, потискать руки, порасспрашивать банальности как там я, как мама, как Столица… надоели до жути, чес слово… И еще беда – их всех такое количество на меня одну, что я чисто физически не могу запомнить кого как зовут, хоть убей, посему здороваюсь всегда и со всеми. На всякий случай. А то еще окажется родичем каким, хто его душу знает.
Нашлась приятная новость – что тут даже молодежь есть! Неужели? Мне казалось, что только гербариевые старушки! И не успев залезть в озеро в прятках от летнего зноя, пришлось перезнакомится с их самым молодцовым большинством… Ну шо вам сказать? Для воспитанца столичного это страшно, но если хорошенько поднатужится и вспомнить, что пред ликами Смерти и Боженьки все равны, так может даже и ничё.
Вот только одно – жалко становится древних индусов. Ща поясню чё именно их. Ребята мучились, тужились, торчали годами, десятилетиями в отпаднейших медитациях, гашиши курили, а все ради того дабы разработать совершеннейшую космоконцепцию… Что им, на мой взгляд все-таки удалось… И вот за этой концепцией любое человеческое существо есть очень сложная структура управляемая семью силами, уравновешенными в семи чакрах, а каждая из сил (лучей, тонов) еще распадается будто солнца свет под линзой на круги, лепестки и прочее и прочее… И они бедные все это записывали, выуживали, прорисовывали…
Не были они в Ковнопляниках скажу я вам! Тут бы их трудам пришел быстрый и уверенный крах. Если у этого народа и есть какая чакра, то и та одна и находится в известном всем месте. Но вот что удивительно – им ее вполне хватает! Через нее одну живут, дышат, чего-то там желают, плодятся и думают. Все в одном «пантин» отдыхает!
А уж словарный запас Элочке на зависть. Сколько там у нее словей было? Около 30, кажется. Так вот, этот народ побил все рекорды! Не считая простеньких предлогов и местоимений, они пользуются всего… ТРЕМЯ!!! С помощью всежанровых выворотов и коверканий «ебать», «пиздец» и «хуйня» выражают все приходящие в голову мысли и эмоции. Но что самое удивительное – ВСЕ ПОНЯТНО! Даже мне, вроде бабе образованной. Вот так.
В остальном день прошел как вчерашний. В лесу я больше не заблудялась, зато надыбала в брошенном саду сладкую-пресладкую яблоню и от души наелась свеженького натурпродукта, да улеглась тут же загорать с томиком родимого Гессе в руках… а там уже и вечер зажужжал комариками.



День четвертый. Ооооооойй.


Но что самое страшное для цивилизованного испорченного комфортом человека это постоянное ощущение толстого-толстого как в рекламе слоя пыли, грязи и пота на теле… бррррр… Местные справляются нехитрым способом – залезая в озеро или реку. Честно говоря, меня такой вариант особо не обрадовал, ибо вылезая из озера я могла спокойно устраиваться работать рекламным проспектом – в воде поднимается такое количество ила и он оседает таким милым ровненьким черненьким шаром на теле, что потом по нему рисовать пейзажи можно, не то что…
У бабушек же гигиена, как положено, трехразовая – на Новый Год, перед Пасхой и после того, как выкопают всю картошку.
Так что я жалостливо повздыхала и пошла придумывать стратегию как бы его так помыться, чтобы вымыться, а не очередной раз чем-то измазаться. Главная задача – достать чистую теплую воду. Так и быть, чистая есть в колодце, но там она не то что не теплая, а мягко говоря ледяная, да и закалять меня в детстве никому в голову не пришло, так что вариант сам собой отвалился.
А вот нагреть ее можно тремя способами. Первый. Попросить бабушку и засунуть засветло в печку чугун с водой. Встать спозаранку, пока она не остыла, и попутно вылавливая из воды пепел, тресочки, углинки и прочее, что было содержимым печи на протяжении последнего столетия, пытаться мыться. Второй. Нагреть на солнце. На это уходит почти целый день, кроме того, нужно бдительно следить, дабы туда не залезла поплескаться утка, попить собака, утопиться ципленок-суицидник и не подбежали козлята перевернуть все к чертям… Ну и последний. Вроде как цивилизованный. Нагреть кипятильником. Казалось бы просто, не тут-то было. На это тоже уходит полдня, просто потому что напряжение электричества до кошмара хиленькое, да и попутно каждые 10 минут выбивает пробки, а уж о том, что все остальное село в то время остается без этого чуда цивилизации, и слов нет. Мало того, сам кипятильник все грозится взорваться и не понятно что лучше – караулить его дабы хоть пожар унять коли что, или уносить ноги подальше – жизнь дороже.
В общем, даже простенькое желание элементарного ухода за собой тут превращается в редкостный кошмар.
А еще мне страшно улицами ходить. Шо ни баба, то ведьма, чес слово. Как зыркнет, ох ты боженьки, хоть вспоминай быстрячком прошлые воплощения в виде страуса и зарывайся в песок. Дуля в кармане у меня не разжимается уже даже во сне, а сама я похожа на новогоднюю елку по количеству амулетов, талисманов, всяких заряженных камней и прочих артефактов, свисающих на всех частях тела пригодных для прикрепления оных. Я даже травушку-защитницу надыбала и ту повплетала невидимо в одежки и волосы, а то мало ли.
Вижу, по возврате домой (оооооохх) можно садиться и писать трактат «1000 и 1 способ уберечься от деревенской ведьмы» как руководство для заглядывающих в подобные места. Стремно, братцы.



День пятый. Забавы только начинаются.


Нет, я не могу столько кушать. Все, что я слышу – только о еде и то в повышеных тонах… Мамоньки. Приходится целыми днями где-то шляться дабы не попадаться на глаза бабушкам. А если и заходить, то лишь в те редкие моменты, когда свежий воздух и природа возьмут свое и требовательно заурчат пустым желудком. В общем-то их тоже можно понять, хотят же хоть как-то прислужить да поддобрится внученьке… но зачем же аж так?
А еще создается впечатление, что тут не принято спать… Вообще. Я не знаю, как они живут. То есть, бабушки-то конечно спят, а вот молодежь какая-то вездесущая – с рассветом уже на огородах, чуть обед плещутся в озере, ночью пьют в баре (местная достопримечательность) а со следующим рассветом вновь на огороды трезветь после бурной ночи… Слушайте, я тож так хочу уметь. J
В самом центре деревни (куда ведут все дороги) на перекрестке улиц Ленина (кто б сомневался) и Чапаева (милая компания) ночами собирается весь «высший свет». То есть те, кто еще способен кое-как передвигаться и поглощать в немеряных количествах алкоголь при условии, что им удалось вырваться из-под палки/качалки/сковородки/ чугуна/итд родителей, бабушки, мужа/жены или ребенка. Перекресток тоже славный – там по углам красивенько расставлены упомянутый выше бар, церковь и клуб (еще одна достопримечательность). В общем, тут и женятся, и гуляют, и пьют, и крестят, и творят грехи, и их же замаливают. Удобно, что ни говори. В баре дежурит тетя Нюра, о которой, для пущих подробностей можно послушать байки Задорнова про наш общепит. Да и «клуб» это нечто. «Дом культуры» - оптимистично гласит полуотвалившаяся вывеска. Честно говоря, узрела я там все, что угодно, но не культуру. Зрелище грустное, но попадая туда почему-то об этом забываешь и отдаешься первобытному веселью вместе со всеми. Наработанное веками местечко, видать.
Но вот что ни говори, а самое стремное в деревне – это ночь, или это мне уже чудится всякое? Она тут какая-то чересчур живая, кажется, что протянешь руку и погладишь ее прямо по упругой шерстке… Особенно когда она заглядывает в окна ночами… бррррр… А еще когда идешь дорогой темной, то деревья тоже оживают и начинают свои странные выходки – то складывают ветки в виде чудищ всяких, то протягивают их далее обычного дабы шлепнуть тебя по мордасам, а то и вовсе становятся там, где их и в помине не было… А я ж еще с детства пугливая, господи.
Но зато небо… эээээээх… краса! Где ж в стольном граде узришь такое? То-то! Тут все звездочки как на ладошке, хоть к сердцу прижимай – такие родные и славные! Жаль только, что я окромя Большой Медведицы не знаю ничего, но да красоту незнанием все равно не затмишь. А луна! О-хо-хо! Мне УЖЕ выть на нее хочется, а что ж в полнолуние будет? Оно, кстати, близко, дней пару и на тебе фонарь круглый на полнеба. Вай-вай, токо не тут.
А потом птицы странные летают ночами – огромные-преогромные, днем таких нет, и кошки большие больно бегают… Во, блин, диканька. Сразу видно – Гоголь свой был чувак, в тех местах тусовался. Тут не то что в бога, тут во всю мистику с полным букетом возможным приложений поверишь одним махом – и в первобытных духов, и в языческих богов, и в Будду, и в Аллаха, и даже в астральные проекции, так, на всякий случай, ибо такое чувство, что все они стройной толпой ходят у тебя по пятам и все пытаются забаву какую скорчить. Ох уж мне это все.



День шестой. Решающий.


А вообще я уже тут свыкаюсь и подумываю о рекламных слоганах будущей турфирмы. Ну чем не лафа – тут токо бабки и грести с незадачливых туристов. «Забудьте о гуле машин и дребезжании мобильного! Побывайте у первоистоков! Только сегодня и только у нас, за полцены…» «Встречайте рассветы на лоне матери-природы, купайтесь в чистейших озерах страны, бродите с нашим гидом по диким лесам – все это только сегодня и только для вас от турфирмы…» И тд и тп. Вот только нельзя давать этим туристам сии записки, а то разоримся быстро.
И если честно, хорошо тут. Тихо, птички чирикают да собаки гавкают. А запахи какие, Париж прямо, что не вдохни то букет какой. Так душа и отдыхает вне суеты мирской да вне шума городского. Крассааа…
За сими полусонными на раскаленном солнце думами и проплыл неспешно еще один прекрасный день. Я успела накупаться, назагораться (правда, загар тут ко мне совершенно не липнет, только грязь), налазиться полями-лесами, раз так пять покушать, в отместку накормить собой ораву комаров, посрывать свежесплетенную за ночь паутину на моих уже ставших любимыми тропах в лесу, а за одно проколоть ногу какой-то злой колючкой и чуть не наступить на мирно дремавшую на солнушке гадюку, после чего галопом с криками бежать домой и прятаться под шторку – уж чего-чего, а змей я боюсь жутко.
И только закрыв блаженно глаза и уже утопая в сладостных волнах дремоты услышала стук в окно. Долго лежала, пытаясь угомонить безумно бьющееся сердце и больную фантазию, вырисовывающую одну картину похлеще другой. Но все-таки собралась с силами, поднялась и бесстрашно открыла окно… А там всего лишь стоял сосед Степан, который решил таким образом вытащить меня на ночную прогулку к бару. Тут меня взял роковой задор и я, никому ничего не говоря, даже свет не включая, оделась и выскользнула через окно навстречу Ночи. Ох, если б я знала тогда что будет дальше…
Бар благополучно закрылся, и пьяная толпа начала потихоньку рассасываться в нужных направлениях, оставляя по себе смех, шум, крики и шлейф перегара. А госпожа Ночь все это с тихой готовностью поглощала, так что скоро от бурного веселья не осталось и следа. Мы мирно дотопали до моего дома, ведя какую-то заурядную беседу, а после уселись с тыльной стороны дома на лавочке в саду. Степан пытался наивно ко мне приставать, я так же нелепо и по-детски это отклоняла, вся сцена была до ужаса смешная, если бы не…
Вдруг я услышала голоса во дворе. Говорили мои бабушки, говорили тихо но эмоционально, говорили обо мне, не зная, что я все слышу, что я не сплю, что я здесь, за забором, что ночь разносит все звуки с предельной надежностью и осторожностью… Я с трудом разбирала слова, хоть казалось что привыкла к их диалекту, но даже те обрывки, что услышала, меня ужаснули. Говорили о близящемся полнолунии, о том, что терять время они не могут, тат как письмо, отосланное мне, и так задержалось как они не ожидали, что еще месяц они не протянут… и тут проскользнуло то роковое – без молодой крови… МАМОЧКИ!!! Завопило все внутри меня, МАМОЧКИ!!! ТАК ВОТ ЗАЧЕМ ОНИ МЕНЯ ОТКАМЛИВАЛИ! Вся нестройная мозаика несовпадений и странных противоречий вдруг бесстыдно раскрыла себя… Что-то еще слышно было и о моих приближающихся женских праздниках… А это-то откуда они знают? Божечки мои, вот это попала в ведьминское логово, вот это занесла нелегкая… Как в галимой сказке, маму ее…




Ночь дня шестого. Побег.


Я сидела, застыв как статуя, только сердце грохотало как бешеное да разум метался в агонии поиска решений и выхода. Еще и Степан этот…
-Ты слышал? – гробовым шепотом вырвалось у меня.
-Шо? – завопил он, бабушки замолчали, а мне захотелось провалиться под землю… Нет, нет, только не это, ща они нас выкупят и мне хана… Ёёёёёёёлкииии, надо шото делать – визжало внутри меня все естество:
-Мне пора.
-Оста… - я надежно залепила ему рот, наклонилась над ухом:
-Мне. Пора – выдавливала я, чуть не справляя нужду от страха, - Молчи и иди домой, ТОЛЬКО ТИХО!
Кажется, он понял. Не слова, а тон, который действительно был угрожающий. Понял и ушел, молодчина, испугался, наверное… И как хорошо, что я не отважилась просить у него помощи, как того требовал первобытный страх, точно бы учуяли… И как хорошо, что где-то в далекие минуты моего рождения Меркурий присветил на меня зорким глазом, а Юпитер сшил рубашку, ох, благословенны будьте…
Теперь оставалось самое стремное – там сразу у окошка в комнате лежал мой рюкзачок, а в нем деньги, паспорт и даже (эта мысль согрела своей безумностью) родненький цифровой фотик… дорогууууущий… БЕЖАТЬ, БЕЖАТЬ ПОКА НЕ ПРОСЕКЛИ вопила паника недоумевая моим глупым интересам… ну какие тут нафиг фотики и деньги, тут бы ноги унести да с кровушкой в жилах остаться… Во отдохнула, во на родине побыла, шоб ее…
А тело действовало по своей логике… и как хорошо, что в этой тьме мобильник работает как фонарик… окошко бесшумно отворилось, я протянула руку и схватила мягкое кожаное спасение… боже, какое счастье, что тут один этаж… мамочки, я задыхалась от страха, мне казалось, грохот моего сердца можно услышать в другом конце села… и ощущение, что еще секунда и я не вынесу, просто плюхнусь тут, разревусь и сдохну к чертям… господи, со мной никогда такого не случалось… господи…
Руки тряслись, застегивая неподатливую молнию на рюкзаке, одевая его… А потом тело, будто учуяв команду «Старт!» рвануло вперед… Задыхаясь, сознание вспоминало, как я сюда добралась, перелистывая это в обратном порядке… Сначала за край села, там через мост, потом по песчаной дорожке долго-долго через лес, пока не наткнешься на подобие асфальта… дальше по асфальту, а там СМТ, там автобусы утром… утром… пережить бы эту ночь… боженьки, помоги дожить до этого спасительного утра! Наверное, оно будет самым прекрасным, если доживу, если…
Я споткнулась, свалилась мордой в мокрый противно скрипящий на зубах песок… оказывается, я много пробежала и теперь зацепилась за корягу… Боже, как темно и страшно… Тело, привыкшее к отсутствию нагрузок теперь работало лишь на запасном, подогретом страхом режиме… Бежать, бежать… оооой, как страшнноооо…
А вот и мост, а за ним тень… тень… выследили??? Нет, дерево, показалось… А вот и лес сомкнулся за мной, только светлой полосой манила проторенная песчаная тропа… Светлая ясная ночь кружилась надо мной, среди веток мелькала, ехидно улыбаясь, почти круглая с подбитой правой щекой луна… послезавтра полнолуние… послезавтра… вот мой ближайший строк. Значит, да утра доживу точно, вот только в каком виде и где… МАМОЧКИИИИИИ!… Вот это съездила в бабушке, вот это отдохнула, мать его…
И тут ночь прорезал жуткий истошный крик, а в воздухе захлопали сотни черных крыл. «Учуяли» - констатировала я и удивилась своему относительному спокойствию. Все, силы были на исходе, а поэтому тратить их еще на панику смысла не было. Ох тело, ох инстинкты, хвала вам да поклон низкий.
Мигом потемнело – это огромная черная птица закрыла собой полнеба и луну в придачу. Ну? Куда теперь я нафиг убегу, а? И темно-то как… Не знала, что луна дает столько света… а теперь и вовсе пропадать… Так... не думать!.. бежать… А сзади разрывая ночную тишину на корявые дыры лаяли собаки… Еще и погоня, господи, да за что все это?
Но видать Юпитер снова в зените – все чудным образом складывалось мне на руку. Громадная птица только визжала, а спуститься никак не могла. Ей лес мешал! Уж больно дикий и заросший он был, уж больно жирна оказалась птичка на молоденькой кровушке рощеная. Фигу тебе отныне, подыхай зараза!
Остается только выигрывать время да расстояние, но как я его выиграю, я тут ни тропы не знаю, петляю по проторенной дороге, а если они да напрямик, оборотни чертовы с глазами волчьими… Я как представила себе, меня аж передернуло.
Не думать! – сорвался мысленный приказ… А голова взяла да обернулась… МАМОЧКИИИИ!!!!! Они оказались так близко!!!! И не оборотни вовсе, колдуны да ведьмы в продранных одеждах с перекошенными доисторическими мордами и чадящими факелами в руках… А эти-то им зачем? Коли легендам верить, у них зрение должно быть такое, шо нам и не снилось.
Силы мои были на исходе, слезы в очередной раз ручьем брызнули по лицу, а с губ срывалось только «господи, Господи, ГОСПОДИИИИИИИ!!!!!!!!» Богиня судьбы в эту ночь была то ли слишком добра ко мне, то ли просто любила яркие забавы в «кошки-мышки». Да, у меня было огромное количество плюсов – и лес высокий, что птицам, стервятникам чертовым, не спуститься, только хлопают оглушительно необъятными крыльями да царапают воздух надо мной огромными когтями; и ведьмы выбитые из сил, видать уж не первый месяц без кровушки, без силенки, а тут еще и полнолуние поджимает, так бы они меня быстро учуяли и словом одним уложили, а тут еще побегать дают, физкультпривет, шоб их растак; и мужики не в лучшей кондиции после самогоночки…
Но господи! Ты издеваешься что ли? Куда ж я денусь-то тут? Они же все-таки ого, а я…
А я беспомощно задыхалась, теряя последние силы, округлив безумные глаза тащилась и тащилась куда-то туда, вперед, как зверь на барской охоте, подгоняемая неразборчивыми криками сзади, прижимаемая свистом цепких птичьих когтей над головой…
«Не дать им меня окружить» - почему-то пронеслось в голове… «Не дать…»
Что-то снова страшно заревело сзади, я автоматически обернулась… и застыла… Что-то внутри меня вопило, рвалось и визжало в попытках нескончаемого бегства, а другое хотело чтоб это все наконец закончилось хоть как-нибудь… Господи, почему так долго, почему так тяжело?
Их тела приближались, корчась и меняясь на ходу… Все-таки оборотни, пронеслось в голове… Значит, уже и сейчас они могут, значит, не только в полнолуние… Значит, я могу даже и до послезавтра не дожить… Господи, да хотя бы до утра! «Послезавтра» казалось таким далеким, невозможно недостижимым будущим, что о нем и думать-то толку не было… Ой, господи-мамочки! Как жить-то хочется!!!!
Секунды были бесконечными… Вот один из них превратился в жуткого грязного кабана, сверкнул длинными клыками, боднул копытом землю и огромными прыжками теперь приближался ко мне… А за ним уже почти поравнялись огромная черная кошка и дикий матерый серый волк… У остальных, видать сил на феерическое шоу не было. Ну и ладно, больно надо.
Тело снова делало свое… Тело спрыгнуло с дороги и огромными припрыжками понеслось прямо через чащу, получая по мордасам ветками, раздирая одежду и кожу о кустарники и колючки… «Только бы не споткнуться, только бы не…» - молила я в последней агонии. Ни фига, кабаньи хряки звучали все ближе, моя безумная фантазия, издеваясь, рисовала, как его клыки впиваются в мое тело, дерут его на куски…
Господи я не хочу ТАК умирать!!! Я ВООБЩЕ НЕ ХОЧУ УМИРАТЬ!!!! Простите меня все… все, кого любила… я… поздно... слишком поздно…
Слезы градом катились по лицу, губы что-то лепетали, рука судорожно сжимала какой-то нелепый амулетец…
Что-то коснулось моей ноги, я завопила что было сил, споткнулась, угодила мордой во что-то мягкое и вырубилась, провалившись в спасительную бездну…



День седьмой. Домой-домой-домой!


Что-то горячее на щеке, я открыла глаза – солнышко, деревья листиками колышут, птички чирикают… Попыталась дернуть рукой, тело отозвалось ноющей болью, а вместе с ней грозовой тучей накрыли воспоминания… Как бы я хотела вот так проснуться и узнать, что все это было сном, просто жутковато-нелепым кошмаром… Но… Стоять! Я жива! Я таки выжила и один бог-леший ведает как! Неужели??? Господи, хвала те!
Тело ныло по-страшному, невозможно было и пошевелить чем, но главное, что я все-таки жива, слышите!!! Жива!!!! Ох, как жизнь прекрасна в такие моменты!
Нога дернула сильной болью, рванула запекшейся кровью прилипшие джинсы… Что там было, в том неизведаном вчера? Когда я успела распанахать ногу? И почему отделалась только этим?
Ожидая подвоха, осторожно оглядывалась по сторонам – тихо, мило, красиво… Ничто и не напоминает о вчерашней буре. Может, действительно сон – пробилось надеждой из задворок сознания… Как бы сразу легче стало… вернуться к бабушке, к родной, а не…
Что-то шевельнулось рядом, я испуганно дернулась и только теперь увидела, где была. МАМОООООЧКИИИИИИИИ!!!!!!! Ничего не закончилось, утро вовсе не решило оборвать этот безумный кошмар – подо мной, прикрытая ветками, лежала матерая медведица…
Ослабленные за ночь нервишки не выдержали, я по-глупому заверещала и бросилась со всех ног, хромая, через лес, прочь, подгоняемая паникой и животным страхом…
Сил хватило ненадолго. Тем более лес как-то странно посмеивался над моей агонией, а медведица вовсе не думала меня догонять… Я прохромала до ближайшего дерева, плюхнулась наземь, надежно к нему прислонившись, и добротно так разревелась, выплескивая всю накопившуюся бурю эмоций…
И только проплакавшись наконец поняла, что именно медведица меня и спасла…

А на следующий день я уже была дома, зализывала раны, целовала асфальт, до трепета вслушивалась в гул машин и радовалась сколько было духу чудесному спасению, ибо бог его знает что оно там было, после того, как я отключилась…
Зато привезла с собой на память клок седых волос…
И больше никогда не ездила ни в какие деревни, тем более Ковнопляники.

Анушка
3-5 августа 2005 г.

  • 1
Почему-то вспомнилось:
Тут вы можете понаблюдать за повадками птички-коноплянки. Вот она прилетела с поля и глупо хихикает:)

ага)
и это тож)
хотя по реальным событиям писалось)))

Ох, ебать!!! До опизденения хочу ухуярить в ту глушь! :):):)

Ммммаааассссстеррр)))
не стоит так сразу перенимать повадки местности особенно в порядке диалектов ;))))))))

  • 1
?

Log in

No account? Create an account